САЙТ ПРОДАЕТСЯ. ПОДРОБНОСТИ ПО E-MAIL: WEBMAST@INBOX.RU

БЕРЕГИТЕ МЯЧИКИ И БУМАЖНЫХ СОЛДАТ - История игрушек - все об игрушках

БЕРЕГИТЕ МЯЧИКИ И БУМАЖНЫХ СОЛДАТ

12 августа 2011 - Администратор

С игрушками и стихами о них мы знакомимся почти одновременно. Еще в ясельном возрасте мы лопочем стихи об игрушках, написанные Агнией Барто и Самуилом Маршаком. Некоторые дети при этом даже плачут. Очень жалко мишку, которого уронили на пол и оторвали лапу. И зайку, которого бросила хозяйка. А уж мячик как жалко! То его в речку уронят, то под машину попадет, как в стихотворении С.Маршака:

Подкатился под ворота.
Добежал до поворота.
Там попал
Под колесо.
Лопнул,лопнул -
Вот и все.

Может быть, ничего, что дети плачут. Зато они учатся сопереживать. Эти стихи запоминаются сразу и на всю жизнь. Впечатлительный ребенок никогда после них не бросит зайку на скамейке и, опасаясь за мячиковую жизнь, не станет играть на проезжей части улицы. У Агнии Барто вообще много стихотворений, которые учат грустить. Это тоже нужно уметь. Кстати, героя печального стихотворения «Бычок» сегодня, наверное, мало кто из ребят узнает. Такой игрушки сейчас нет. А когда-то этот бычок, который мог «ходить», то есть спускался, переставляя ножки, по наклонной доске, стоял в витрине магазина. Мимо магазина шла грустная отчего-то Агния Барто. Ей показалось, что бычку тоже невесело. Так появилось стихотворение:

Идет бычок, качается.
Вздыхает, на ходу;
Вот доска кончается.
Сейчас я упаду!


Не надо только думать, что у Агнии Барто всегда было плохое настроение. Вот совсем другой стишок — полный летнего тепла, солнышка, ликования:

С утра на лужайку
Бегу я с мячом.
Бегу, распеваю,
Не знаю о чем...
А мячик, как солнце,
Горит надо мной.
Потом повернется
Другой стороной
И станет зеленым,
Как травка весной,

Игрушки в стихах Барто обычно «игрушечные», не живые. Бычок — исключение, потому что он двигается. Может быть, поэтому слезы жалости к игрушечным бедолагам не такие уж горькие. А есть стихи, в которых игрушки оживают. Как, например, в стихотворении О.Юлдашева. В нем рассказывается о том, что, когда у детей ночь, у их игрушек наступает день:

Просыпаются куклы,
Спешат в магазины, на кухню.
Просыпаются песики —
Стража заснувших ребят,
Пробегают машинки,
И кружатся дружно колесики.
Когда девочки-мальчики,
а день уставшие, спят.

Позже оказывается, что оживают не только игрушки, но и сказки:

Пластилиновый слоник
Трубит в фиолетовый хобот,
Рядам плюшевый мишка
Потертую лапу сосет.
И пластмассовый ослик
Кусает малиновый повод,
А у зайки расплылся в улыбке
Игрушечный рот.
И как только детей
Убаюкают мамины ласки,
В голубой темноте
Под луной, как в мультфильме ночном,
Ходят в гости к игрушкам
Из книжек знакомые сказки,
Веселятся, танцуют,
А нам это кажется сном.


Оживают игрушки и в стихах Юнны Мориц. Оказывается, малиновая кошка с бантиком оттого малиновая, что съела всю малину из лукошка кухарки Марфуты, пока та лакомилась грибами у лесника:

Марфута наелась маслятами на год,
А кошка малиновой стала от ягод.
Малиновый зверь, на малиновых лапах...
Какой благородный малиновый запах!
Подходит Марфута и видит в лукошке
Улыбку усатой малиновой кошки.
— Таких не бывает! — Марфута сказала.
— Такие бывают! — ей кошка сказала И гордо малиновый бант завязала.

А милый и добрый резиновый ежик отправляется на именины к своему приятелю-щенку:

По роще калиновой,
По роще осиновой
На именины к щенку
В шляпе малиновой
Шел ежик резиновый
С дырочкой в правом боку.
Были у ежика Зонтик от дождика,
Шляпа и пара калош.
Божьей коровке.
Цветочной головке
Ласково кланялся еж.

Ожившие игрушка могут даже заболеть от неправильного обращения, как маринина машина в сказке В.Берестова «Про машину». Хорошо, когда рядом есть опытный врач:

Доктор знает все на свете.

Первоклассный доктор

Петя (Петя кончил первый-класс),

И машину доктор спае.

Доктор выслушал больную.

Грузовую, Заводную,

Головою покачал и сказал:

— Почему болеет кузов?
Он не может жить без грузов.
Потому мотор простужен,
Что мотору воздух нужен.
Надоело Жить без дела.
И машина заболела.
Ей не нужно тишины,
Ей движения нужны.
Как больную нам спасти?
Ключик взять
И завести!

А бывает так, что игрушки оживают в восприятии ребенка, как в стихотворении Якова Акимова «Мой конь». Мальчику купили игру, шечного коня, и он не хочет без игрушки ложиться в кровать:

Мать сказала:
— Сынок,
Ты забыл впопыхах:
Ведь лошадки-то
Спят на ногах!
Становлюсь я
В обнимку
С любимым конем.
Может, оба мы
Стоя
Уснем?


Девочки в стихах Саши Черного тоже считают своих кукол и мишек живыми и заботятся о них. Целый день проискав пропавшего мишку («Про девочку, которая нашла своего мишку»), хозяйка сначала сердито отчитывав! его:

Мишка, Мишка, как не стыдно!
Вылезай из-под комода.
Ты меня не любишь, видно?
Это что еще за мода...
Потом жалуется:
Целый день тебя искала
— В детской, в кухне, в кладовой,
Слезы локтем вытирала
И качала головой*.
В коридоре полетела,
— Вот царапка на губе...
Хочешь супу?
Я не ела
— Все оставила тебе.


Но скоро остаются только нежность, прощение и желание утешить. Точь-в-точь, как у любящей мамы:

Мишка-Миш, мохнатый Мишка,
Мой лохматенъкий малыш!
Жили-были кот да мышка.
Не шалили! Слышишь, Миш?
Что молчишь?
Возьмем-ка щетку
Надо все соринки снять,
Чтоб скорей тебя, уродку,
Я могла расцеловать.

Во взрослых стихах взрослых поэтов отношение к игрушке особенное, пронзительно-грустное и нежное. Это память о детстве, которое невозможно вернуть. О себе, маленьком. Об игрушках, которые издали, с высоты взрослого роста кажутся им беспомощными и одинокими. Белла Ахмадуллина пишет о маленьких самолетиках, которые прилетают к ней во сне:

Ах, мало мне другой заботы,
Обременяющей чело,
— Мне маленькие самолеты
Все снятся, не пойму с чего.
Порой вкруг моего огня
они толкаются и слепнут,
читать мне не дают,
и лепет их крыльев трогает меня.
Еще придумали: детьми
ко мне пришли, и со слезами,
едва с моих колен слезали,
кричали: «На руки возьми!»


А потом, проснувшись, она идет в аэропорт и нежность к маленьким самолетам своего детства переносит на большие, настоящие самолеты, взлетающие в далекое небо:

Ты здесь огромным серебром всех обманул
— на самом деле
Ты крошка,
Ты дитя, ты еле заметен там, на голубом.
И вот мерцаем мы с тобой на разных полюсах пространства.
Наверно, боязно расстаться тебе со мной — такой большой?


Вот и у Булата Окуджавы в его песне «Бумажный солдат» игрушечный солдатик «красивый и отважный», но беспомощный, ведь он всего-навсего хрупкая игрушка. Сочетание безоглядной отваги и бумажной ранимости приводит его к гибели:

Он переделать мир хотел,
чтоб был счастливым каждый,
но сам на ниточке висел,
ведь был солдат бумажный
А он, судьбу свою кляня,
Не тихой жизни жаждал и все кричал:
«Огня, огня!», забыв, что он бумажный.
«В огонь? Ну что ж, иди! Идешь?» —
И он шагнул однажды.
И там сгорел он ни за грош.
Ведь был солдат бумажный...


  Только дети умеют уберечь свои игрушки  и почтовые марки. Пока с ней большой, сильный, любящий ребенок, игрушка счастлива, она чувствует себя в безопасности. Ведь ее любят» а что может быть сильнее вот такой любви:

Моя любимая игрушка
— Это не свинка, не рыбка, не хрюшка,
А всего-навсего толстое брюшко
Так называю я жабку мою.
Мягкую, влажную, плюшевую.

Это стихотворение «Моя любимая игрушка» написала одиннадцатилетняя девочка Серена Кручфилд. 



Рассказать друзьям:

Загрузка комментариев...